Friday, 1 July 2016

Peak Oil and limits to growth

There is a lot of talk about the “Shark fin function” forums, but I don't saw the network a good mathematical justification. This article is so fans can dig a little deeper from yesterday's news about the End of the World....

UMMARY

  1. Mathematical modeling shows that the systemic crisis of 2007-2015, can be caused by a limitation in the energy minerals: coal, oil and gas.
  2. The values of initial geological reserves of coal, oil and gas, calculated according to the model (1200-1250 billion tons of conditional fuel), as close to stock assessments, completed in 1956, M. K. Hubbert, and to estimates of proven reserves according to the Report of the BP 2015. The simple model results are in good agreement with the results of much more complex WORLD3 of "Limits to growth".
  3. If the current economic crisis really is caused by a limitation in resources, likely sharp decline in the standard of living of the population: approximately to the level of the early twentieth century in the period of 20-35 years. Further predictions cannot be made in the framework of this model.
  4. Even if hydrocarbon reserves are TWICE those of the BP 2015, peak production and a collapse is inevitable before the middle of the 21st century. The probability of doubling the resource base over a period of 20-25 years is close to zero.
  5. In 2016 the price of oil... don't wait! Have already said: depends on the Washington

«Акулий Плавник» и кризис 2015 года.
The "shark Fin" and the crisis of 2015


28 January, 2016

Про функцию «Акулий плавник» много говорят на форумах, но я что-то не видел в сети хорошего математического обоснования. Для любителей копнуть несколько глубже вчерашних новостей о Конце Света – эта статья.
Пусть индустриальное производство имеет капитальные вложения C и использует конечный, не возобновляемый, ресурс Q. На каждую единицу капитальных вложений может быть выработано c(t) полезной продукции, а на каждую единицу полезной продукции затрачивается q(t) ресурса. Функция c – производительность и q – затратность зависят от технологии производства и могут меняться от времени.
Часть мощности капитальных вложений затрачивается на извлечение самого ресурса, что может быть описано логистической кривой:
Вначале, соотношение Q/Q0 близко к единице, а затраты на извлечение ресурса равны hmin. Практическая величина hmin – несколько процентов. По мере истощения ресурса, всё большая часть капитала отвлекается на добычу. Когда соотношение Q/Q0 приближается к нулю, h становится близко к нулю, и на производство полезного продукта не остаётся капитала. В общем случае, для x0 можно выбрать не 0.5, а другое значение между 0 и 1, например 0.3. График функции h(Q) представлен на врезке, по горизонтали – Q/Q0.
Расход ресурса Q выражается уравнением:
Знак минус показывает, что Q уменьшается от времени.
Часть произведённой продукции расходуется на потребление, а часть – инвестируется обратно в производство. Доля реинвестирования определяется внешней функцией i(t). Кроме того, в процессе производства капитал изнашивается. Процент износа за единицу времени определяется функцией d(t). Тогда, изменение капитала за единицу времени:
Выход реальной продукции W и выход продукции, затраченной на потребление, U напрямую зависит от капитала и заданных функций c, h, i:
Граничные условия: в момент времени t=0, ресурс Q = Q0, а капитал равен ненулевому начальному: C=C0.
Такая система нелинейных дифференциальных уравнений может быть решена численно, с использованием классической схемы Рунге-Кутты.  Я решал в Python 3.4 с пакетиком numpy.  Исходники и таблички можно скачать тут: http://petronode.com/White_Papers.html.
Для простоты предположим, что деньги в системе жёстко привязаны к стоимости ресурсов: например, вместо доллара – килограмм нефти. Подобное выражение позволяет абстрагироваться от инфляции, действий государственных эмитентов и т. п.
Для начала, предположим, что производительность c, эффективность q, доля реинвестирования i и износ оборудования d – константы. Положим базовый случай:
c(t) = 1,  q(t) = 1  i(t) = 0.06 – 6% инвестируется обратно в производство,  d(t) = 0.04 – полный износ оборудования за 25 лет.
Q0 = 106 млн тонн условного топлива (нефти, газа, угля) в 1800 году
C0 = эквивалент 50 млн тонн условного топлива в 1800 году
Расчёт будем производить с 1800 по 2200 годы. График представлен ниже.
Пока нас мало интересуют абсолютные значения (калибровку графиков произведём позже). Просто хочется понять, как влияют на поведение графиков изменения функций c, q, i и d. Как видим, решение принципиально отличается от классической кривой Хабберта. После прохождения пика добычи природных ресурсов и пика промышленного производства в «условном» 2075 году, спад происходит значительно быстрее, чем подъём, а кривая – несимметрична. Сокращение промышленного производства до уровня «условного» 1850 года происходит при значительных оставшихся ресурсах, более 40% от начальных геологических запасов, а не при полном истощении ресурса, как в уравнении Хабберта.
Что если мы неправы в своих предположениях, и стоимость добычи ресурса совсем не зависит от истощения? Пусть стоимость добычи составляет постоянные 3% рабочего капитала и не зависит от Q. Тогда пик добычи сдвинется на 50 лет, но дожившим до него мало не покажется, так как обвал будет не плавный, а практически мгновенный (в пределах времени, достаточного для разграбления всей инфраструктуры и перехода к людоедству и трупоедству). В любом случае, решение получается ещё более асимметричным.
Поэтому оставим функцию h(t) без изменений и попробуем менять функции c, q, i и d.
Начнём, пожалуй, с функции износа d(t). Скажем, в 1975 году руководство корпораций осознало, что мастерить оборудование с характерным временем износа в полтора года (как сейчас у телефонов и персональных компьютеров) – глупо. В индустрии была принята программа: с 1975 по 2025 годы, увеличить долговечность средств производства до 100 лет.
Хорошие новости (справа вверху): материальное производство на пике почти в 2.5 раза выше, чем в базовом варианте. Но есть новости и плохие: пик всё равно настаёт, теперь на поколение раньше, в «условном» 2045 году. Однако, нужно ли нам двукратное увеличение промышленного производства за счёт будущих поколений, сиреч «потреблядство»? Что если одновременно с уменьшением функции d(t) так же плавно прикручивать краник инвестиций? В конце-концов, для увеличения времени жизни оборудования нужны усилия многих учёных и инженеров, а инвестиции можно регулировать простым голосованием Совета Директоров!
График представлен слева внизу. Отметим, что пик откатился обратно на отметку «условного» 2075 года, а в качестве дополнительного бонуса мы получили более плавную кривую спада и более глубокую утилизацию природных ресурсов, однако и Пик и Обвал, – остались с нами.
Тут надо отметить, что Советы Директоров, начиная с шестидесятых годов прошлого века поступали с точностью до наоборот: вопреки логике и математике, уменьшали время полезной жизни оборудования, если не физическим устареванием, так моральным. Вслед за ускоренным списанием оборудования, увеличивались инвестиции в производство (как показывает опыт США – не всегда на своей территории, но это уже детали). А Китай и прочие «азиатские тигры» – так и вообще взяли курс на опережающее развитие индустриальной базы. На графике справа внизу показана качественная оценка поведения функций при одновременном увеличении инвестиций и ускоренном списании оборудования. Самый плохой случай из четырёх!
Так или иначе, мы показали, что радикальное изменение d(t) и i(t) не приводит к существенным изменениям формы кривой, а меняет лишь время наступления и амплитуду пика. При этом, время пика меняется в пределах одного поколения (около 30 лет), а амплитуда может увеличиться примерно в три раза.
Теперь разберёмся с «производительностью капитала» c(t). Надо подчеркнуть, что речь не идёт о «производительности труда» – работников. Один оператор-наладчик линии станков с ЧПУ может выполнять работу 20 токарей образца 1950 года. Однако, под его началом восемь или десять станков, каждый из которых стоит не меньше (а скорее – несколько больше), чем ручной токарный станок середины прошлого века. В станке с ЧПУ – больше хитроумных запчастей, требующих регулярного ремонта и замены, ну и так далее. Если говорить о производительности капитала (станков, комбайнов, буровых вышек) – увеличение производительности с 1900 по 2015 годы можно грубо оценить в 1.5-2.5 раза.
Сравним данные добычи нефти, газа и угля с мировым ВВП по секторам экономики (здесь и далее – все значения в долларах 1990 года с учётом инфляции).
В 1900 году, на каждый баррель добытого условного топлива (угля, нефти и газа, приведённых к баррелям нефти) мировой ВВП составлял: по 64 доллара в сфере услуг и сельском хозяйстве и 85 долларов в промышленности. В 2014 году (по данным «Википедии»), на «Услуги» приходилось 63.6% мирового ВВП, а на каждый баррель условного топлива – 285 долларов промышленной продукции, 55 долларов сельхозпродукции, и 594 доллара услуг. В сфере услуг, однако, основные затраты – это человеческий труд, и к производительности капитала услуги не имеют существенного отношения.
Чтобы не обвинили в консерватизме и неверии в Человеческий Гений, предположим, что увеличение производительности капитала за 100 лет – в два с половиной раза, причём технологии будут расти тем же темпом ещё 100 лет. Для сравнения воспроизведём график с изменениями d(t) и i(t) из Теста 5 в сопоставимом масштабе по вертикальной оси.
Как видим, от увеличения производительности капитала ничего хорошего ждать не следует. Одновременно с трёхкратным увеличением промышленного и сельскохозяйственного производства – расходуются невозобновляемые ресурсы, и крах приходит на столетие раньше, чем в базовом случае: в «условном» 1970 году (повторим, что мы пока не пытаемся моделировать реальную ситуацию, а просто испытываем модель в разных режимах). После наступления пика, увеличение производительности капитала абсолютно никакой роли не играет, так как производство накрепко привязано к ресурсу.
Легко показать, что снижение производительности капитала – наоборот, оттягивает наступление пика. Например, при снижении производительности капитала всего на 15% (дайте роботам выходной – они тоже люди), – пик откладывается до «условного» 2125 года, да и сброс будет куда плавнее. Однако, за удовольствие надо платить – снижением потребления промышленных товаров на 50%. Оставим этот график для желающих запустить программу самостоятельно.
Наконец, последняя внешняя функция: затратность q(t). До сих пор предполагалось, что одна тонна условного топлива производит ровно одну условную тонну промышленных товаров. На деле это конечно не так. Оговоримся, что речь идёт не о полных затратах на производство чего бы то ни было, а о материальных затратах! Возражение «а вот китайские шахтёры работают за сто долларов в месяц и миску риса» – не принимается. Во-первых, даже рабский труд – не бесплатен: рабу надо дать как минимум достаточно еды, чтоб с голоду не помер и кайло, чтоб было чем рубить, а в шахту – подвезти крепь и свечки. Во-вторых, в нашей модели мы вообще не используем понятие «труд», а обсуждаем исключительно материальный баланс в тоннах. Кто-то скажет: «а мы изобретём: нано-материалы! Штаны весят всего 20 граммов, прочные – за двадцать лет не сносить, и стирать не надо (грязь сама отваливается).» Великолепно. Но раз штаны весят 20 граммов, на них надо затратить никак не меньше двадцати граммов чего-то. А эти двадцать граммов надо пропустить через аппарат, потребляющий мегаватты энергии (строить наноструктуры без затрат энергии – не выйдет). Законов Сохранения – никто не отменял, а то король – будет голый (простите: в наноштанах).
Поэтому, функция затратности q(t) – уменьшается, но не до нуля. Опять-таки, чтобы не обвиняли в неверии в Человеческий Гений, предположим, что затратность снижается за 100 лет в 20 раз. Это очень сильное предположение! Энергосберегающая лампочка со светодиодом на 7 Ватт светит примерно так же, как 60-ваттная накаливания. Продукция «Дженерал Моторс» жрала на 100 км – 35 литров бензина, а японский гибрид или мотоцикл едят 3-5 (но ими нельзя буксировать кэмпер или лодку, да!) И то, и другое – снижение затрат примерно один порядок величины, но никак не два порядка. С другой стороны, на производство тонны стали, или тонны пластмассы, или тонны азотных удобрений уходит вполне определённое химией процесса количество угля, нефти или газа, и экономия тут может быть на проценты, но не в разы.
Удивительное дело: невероятное снижение затратности почти никак не сдвигает пик, зато приводит к увеличению потребления!
Впрочем, ничего удивительного в этом нет. Известный социальный закон: доступность технологий уменьшает затраты на единицу продукции, зато увеличивает количество этих единиц, и следовательно – потребление ресурса! Например, развитие электротранспорта в Китае сделало электроскутер дешёвым как грязь и доступным даже для небогатого китайца. То же самое – про кондиционеры. Результат: резкое увеличение потребления электроэнергии в домашнем хозяйстве, истощение запасов угля, смог. И прочие неудобства.
До сих пор, мы использовали «условные годы», то забрасывая пик в конец 21-го века, то сдвигая его в семидесятые годы века прошлого. Попробуем откалибровать модель с использованием известных данных.
Сборка по производству угля, газа и нефти составлена по данным отчёта ВР 2015 года с добавлением «хвоста» с 1890 по 1964 и предварительной оценки 2015 года по данным американского EIA. Все данные пересчитаны в тонны условной нефти по методике ВР. «Нефть» включает газовый конденсат, NGPL («широкие фракции природного газа») и нефть из битума («синкруд»), но не включает биотопливо. «Уголь» включает все градации, в том числе суб-битуминозный уголь и лигнит.
Что мы наблюдаем? По абсолютным величинам, тройка «нефть-уголь-газ» прошла пик в 2013 году, хотя газ вроде бы продолжает расти, а нефть – остаётся на «полочке» 4210 млн тонн в год. Снижение производства – по углю, причём в основном в Китае. Напомним, что де-факто снижение производства угля в Китае пошло примерно с середины 2013 года, когда никто ещё не слышал ни про нефть по двадцать пять баксов, ни про Китайский Биржевой Коллапс, ни про Китайские Экологические Инициативы, ни про Внезапный Переход Китая к Технологическому Развитию. Похоже, правительство Китая задним числом прикручивает объяснялки к суровой геологической действительности.
Куда интереснее – график производства углеродного сырья на душу населения планеты. Пик добычи нефти прошёл в 1979 году: 712 кг. В 2015 – всего 572 кг на душу, или 80% от пика. Пик по углю пришёлся на 2013 год: 552.2 кг. За два года – сокращение на 3.7% – до 531.6 кг. И таки да: на планете Земля назревает пик по газу! 2014 год – 430.7 кг условной нефти, в 2015 – ожидается 428.6. Впрочем, «Газпром» может опять удивить своей отчётностью, и тогда будет ещё меньше. Напомним, что в 2014 Россия добыла (по массе эквивалента) на 4.6% меньше газа, чем в 2013, и на сегодняшний день – на 6% ниже пика добычи 2011 года.
Вставим кривую добычи нефть+газ+уголь с графика выше в нашу программу и подберём функции c, q, i и d. Тонкой подгонкой значений i(t) и d(t), можно очень точно описать график с 1900 по 2015 годы. Действительно, во время Второй Мировой наблюдался износ основных фондов не 0.04, а вплоть до единицы (например, разбомбили завод!), далее последовали инвестиционные влияния на восстановление порушенной европейской экономики, и так далее. Но нам на данном этапе точная подгонка не нужна, а важно описать общее поведение кривой.
Заметим, что все четыре подгоночные кривые – плавные, и никаких особенностей после 2000 года на них нет. Однако, наступает Пик и последующий Обвал с характерной формой «акульего плавника». Единственный параметр, коренным образом меняющий положение пика: начальные геологические запасы: Q0. В нашей калибровке он равен 1230 млрд тонн условного топлива. Много это или мало?
В своей знаменитой статье 1956 года, М.К. Хабберт оценивал общие запасы нефти и угля так: уголь – 2500 млрд тонн, нефть – 1250 млрд баррелей. Переведём в тонны условного топлива: примерно 1200 млрд тонн условного топлива в угле, 170 млрд тонн условного топлива в нефти. Природный газ Хабберт не оценивал, но 1200+170 – это уже больше, чем 1230.
Оценка подтверждённых запасов по отчёту ВР 2015 года: нефти – 1700 млрд баррелей, или 230 млрд тонн; природного газа – 187 трлн м3, или 169 млрд тонн условного топлива; антрацита и битуминозного угля – 403.2 млрд тонн, суб-битуминозного угля и лигнита – 488.3 млрд тонн. Переведём уголь и лигнит в тонны условной нефти по методике ВР: всего 430 млрд тонн условного топлива. Итого подтверждённых запасов углеводородного сырья: 829 млрд тонн. К запасам надо добавить 469 млрд тонн документированной суммарной добычи с 1890 по 2015 годы, итого: примерно 1300 млрд тонн.
Кто сказал, что Хабберт был пессимист???
И оценка Хабберта 1956, и оценка ВР 2015 года – близки к полученному нами значению 1230 млрд тонн. Тут могут возразить, что «подтверждённые запасы» не включают в себя ещё не открытые месторождения, так что оценка запасов должна в будущем ещё подрасти. Возражение технически верное, однако следует отметить, что открытия новых месторождений с семидесятых годов прошлого века – неуклонно снижались, а уровень геологической изученности – повышался. Вероятность, что завтра кто-то откроет новый Самотлор, Кантарел или Гавар – не равна нулю, но достаточно низкая, а мелкие месторождения – не спасают.
Кстати, о Гаваре. Вот график «подтверждённых запасов» и добычи на Ближнем Востоке. С 1980 по 1987, в «погоне за квотами» геологи национальных компаний нарисовали около 40 млрд тонн бумажных запасов. Далее: накопленная суммарная добыча с 1980 года составила около 34 млрд тонн, однако от подтверждённых запасов эту циферку отнять ежегодно «забывают». 1230 + 40 + 34 = 1304. Kак говорил тот финансовый аудитор: «вот, батенька, и нашли мы Вашу недостачу.»
«Сауди Арамко» – вообще рисует константу по подтверждённым запасам последние 27 лет, однако вроде как собирается продаваться. Компании продаются, когда месторождения – либо ещё не бурились, либо уже почти выработаны. Продавать разбуренные месторождения с запасами – это как жарить курицу, которая несёт золотые яйца Вексельберга.
Впрочем, мы отвлеклись. Добавим к калиброванному графику добычи количество людей на планете Земля. Не будем делать никаких предположений о рождаемости и смертности после наступления пика, а просто воспользуемся табличными значениями ЮНЕСКО.
Полученная малиновая кривая до боли напоминает график из книги «Пределы роста». Хотя супруги Медоуз и компания не задавались целью выдать точный прогноз по годам, предсказание поразительное: распечатка 1972 показывает пик в 2013-2016 годах!
В 2015 году житель планеты Земля потреблял в среднем 2170 кг «условной продукции» в год. Не будем пытаться определить вес мобильного телефона в килограммах нефти – это пустой спор. Также не будем обсуждать неравенство потребления – десять тонн в Америке против десяти килограммов в Чаде.
Однако, методика сравнения проста: поступим так же, как профессора кислых щей Истории КПСС в советских университетах и сравним наши «условные килограммы» с 1913 годом. Мы же хорошо представляем себе 1913 год? Модель показывает, что в 1913 году потребление составляло ровно 400 кг на душу. От этого, народ имел (в порядке ухудшения дел):
  • Государственное управление. При всех недостатках, анархии в стиле «Безумного Макса» – в среднем не наблюдалось. Бунты, демонстрации, революции и прочие забастовки – по обстоятельствам. Регулярная армия, полиция, и, страшно подумать, – жандармы – работали.
  • Сельское хозяйство. Голод «в среднем» никому не грозил, однако регулярно происходили неурожайные годы в отдельных регионах, со всеми вытекающими. При норме ЮНЕСКО в 2400-2700 килокалорий в день, среднедушевое производство в России в 1913 году – более 3400 килокалорий, правда какая-то часть зерновых шла на корм скоту и на водку. Ну и естественно: весь сезон – тяжёлый ручной труд всей семьёй от мала до велика.
  • Транспорт. Индивидуальные моторизованные средства транспорта (автомобиль или упряжка лошадей) – только для богатых, или для тех, кому по службе положено. Прилично развитый общественный транспорт: извозчики, конка, трамвай, железные дороги. Сюда же: велосипеды. Однако в большинстве случаев народ ходил пешком, поездка за пределы области для подавляющего большинства была редкостью, туризм – только для миллионеров. Ну и про качество дорог – не будем-с.
  • Промышленность. В среднем – грустно. Справить пальтишко к зиме. Пошить костюм – один на 10 лет. Какие «ай-фоны»? Не, не слышали.
  • «Услуги» – тут совсем всё плохо. Нормальное образование и медицина – для верхних 5%, для остальных – земские врачи и учителя, почти на голом энтузиазме. Médecins Sans Frontières‎, мля. Однако при этом: выходили газеты и книги, суетились половые в ресторациях, адвокаты – защищали, а инженеры – инженерили.
Так вот: если в 2015 году планета действительно прошла пик добычи углеводородов, уровень 1913 года будет достигнут к примерно к 2043 году. Двадцать восемь лет осталось! Дальше – жиже. Уровень 1890 – 255 условных кило. Проскочим в 2049. Уже нынешнее поколение будет жить в девятнадцатом веке!
Оставшееся до коллапса время вряд ли позволит перевести экономику на термоядерный синтез. Вероятно введение административных мер и жёсткого государственного управления ресурсами, в том числе с рационированием продовольствия и предметов потребления, трудовыми сельскохозяйственными лагерями для голодающего бывшего «офисного планктона».
Конечно, спуск в девятнадцатый век будет проходить крайне неравномерно: самые богатые и сильные будут спускаться медленнее и благополучнее середнячков, а середняки удержатся на плаву дольше мелюзги. Процесс вытеснения трактора снова буйволом в Юго-Восточной Азии начался в 2007 году, и успешно продолжается (снимок из Вьетнама образца 2012 года). К 2043, все будут пахать, как на картинке.
После 2050 прогнозы строить можно только качественно. С одной стороны, развал медицины и снижение эффективности сельского хозяйства приведут к увеличению смертности. С другой стороны, развал школьного образования и нехватка презервативов – к увеличению рождаемости. Кривая населения может отыграть в любую сторону, а ЮНЕСКО со своими экстраполяциями – отдыхает. Самое грустное, что в пределах 20-30 лет уровень жизни может откатиться на четыре поколения, а человек к такому скоростному отказу от комфорта современной цивилизации – непривычен. Вот тут-то и пойдут в ход ножи-пистолеты, ядрёные боеголовки и прочая, и прочая.
Естественно, возникает вопрос: что если мы ошиблись, и количество доступных ресурсов углеводородов не 1230 млрд условных тонн, а вдвое выше? На графике производства условного топлива уже есть два цикла, очень похожие на историю 2015 года: «второй энергетический» кризис 1979-1983 и «лажа Буша» (старшего): 1989-1992, да ещё два цикла покороче: «первый энергетический» и GFC.
С работающей математической моделью ответить на вопрос – легче лёгкого. Заменяем Q0 = 2460 млрд и жмём F5.
Пик потребления случится в 2041 году на уровне 4200 кг в среднем на душу населения – что выше, чем в современном нам Китае, но не дотягивает и до половины современной нам Америки. Далее – всё равно обвал: на уровень 1913 года к 2075 году, то есть всё те же сравнимые 20-35 лет неудержимого спада. Если не мы, так наши дети будут жить при коммунизме в 19 веке!  Одна надежда: дополнительные 25 лет роста до 2040 года, возможно, позволят запустить коммерческую термоядерную энергетику и/или коммерчески годные реакторы-бридеры. Тогда, вероятно, худшего сценария удастся избежать.
Есть и хорошие новости! Когда для публики рисуют графики спада по 20-50-100% годовых – это чепуха. Да, правый край «акульего плавника» крут, но всё равно измеряется парой-тройкой десятилетий. Дорогие «крутые выживальщеги»! Ваш заветный ящик тушёнки под кроватью ещё трижды успеет испортиться, а «Калаш» – заржавеет. Лучше учитесь сажать рис.
Подведём итоги:
  1. Математическое моделирование показывает, что системный кризис 2007-2015 годов может быть вызван ограничением по энергетическим полезным ископаемым: углю, нефти и газу.
  2. Значения начальных геологических запасов угля, нефти и газа, рассчитанные по модели (1200-1250 млрд тонн условного топлива), близки как к оценкам запасов, выполненных в 1956 году М.К. Хаббертом, так и к оценкам подтверждённых запасов по Отчёту ВР 2015 года. Результаты простой модели хорошо согласуются с результатами гораздо более сложной WORLD3 из «Пределов роста».
  3. В случае если текущий экономический кризис действительно вызван ограничением по ресурсам, вероятно резкое снижение уровня жизни населения Земли: приблизительно до уровня начала ХХ века за период 20-35 лет. Дальнейшие прогнозы не могут быть выполнены в рамках данной модели.
  4. Даже в случае если запасы углеводородного сырья ВДВОЕ превышают оценку ВР 2015 года, пик добычи и коллапс неизбежны ещё до середины 21-го века. Вероятность удвоения ресурсной базы за период 20-25 лет – близка к нулю.
  5. Не дождётесь! Говорил уже: зависит только от Вашингтонского печатного станка.

Удачи

No comments:

Post a Comment